Перейти к содержимому

ИГОРНЫЙ БИЗНЕС СТАНОВИТСЯ НА ВОЛНУ

В Украине уже получили первые лицензии операторы игорного бизнеса. Председатель общественной организации «Гемблинг ассоциация Украины» Антон Кучухидзе говорит, что уже начинается первая волна их работы. Разговариваем с ним о том, что обуславливает ее успешность и ожидающих перспективы. А также о том, насколько привлекательной станет эта сфера для инвесторов.

В течение 12 лет игорный бизнес в Украине был запрещен. Что с ним происходило в это время

– Можно сказать, что мы имели дело с условным закрытием игорного бизнеса. Он превратился в теневые схемы. К примеру, где-то во дворе открывали клуб, юридически оформляли под одну историю, а за сублицензии он начинал заниматься совсем другими видами деятельности. Серые и черные схемы способствовали теневым операторам создавать негативный имидж игорного бизнеса, чтобы его не легализовали. Потому что заработок был очень большим. К тому же нередко они имели и поддержку отдельных силовых структур, которые тоже могли получать выгоду от таких сделок. Такой нездоровый феномен появился в результате непродуманного и популистского решения о запрете этого вида бизнеса в 2009

По разным данным, после закрытия рынка игровых услуг в РФ в 2006 году. До 30 млрд. Долл. с российского рынка перешли за 3 года на украинском, пока в нашей стране он существовал легально. Поэтому, думаю, мы имели дело с политическим давлением страны-соседа и с популистскими желаниями отдельных политиков того периода, которые привели к упомянутого решения о запрете.

Почему теперь отношение власти к игорному бизнесу изменилось?

– Думаю, сегодня она исходит не из популистских, а с государственных позиций, заботясь о защите собственных интересов и интересов своих граждан. Спрос на индустрию развлечений существует повсеместно, если в мусульманских странах азартные игры запрещены, там все равно появляются нелегальные игорные заведения. Поэтому с политической точки зрения решение о легализации игорного бизнеса является в русле задекларированного нынешней властью курса на детенизации экономики и борьбу с коррупцией.

С другой стороны, сегодня широко доступным стал Интернет, играть можно онлайн. Поэтому даже технически не удастся убрать этот вид бизнеса. Поэтому государство должно создать необходимые механизмы не для запрета, а для контроля и защиты от нежелательных рисков.
Контроль рынка, его адекватное функционирование позволит уменьшить криминогенность. И это общемировая тенденция.

Как вы считаете, сейчас эта отрасль возрождается или рождается заново?

– Я склонен считать, что у нас заново создается социально ответственная отрасль.
В конце 90-х – начале 2000-х, когда этот бизнес был вполне легальным, в игровые автоматы мог играть кто угодно. Их ставили даже в магазинах неподалеку образовательных учреждений и многие школьники играли в эти игрушки. Операторы не заботились о том, что это – нечестная игра. Если играют взрослые люди, они делают сознательно, понимают игру, ее правила и возможные последствия.
Вопрос доступа к игорным заведениям было тогда самым большим вызовом, который порождал негативное отношение общества к игорному бизнесу. Новый закон решает этот вопрос. Например, создаются реестры лиц, злоупотребляющих азартными играми (лудоманов) и которых нельзя допускать к игре. Предусмотрены и возможности самоограничения для людей. То есть предохранители четко разработаны, и теперь задача государственных органов – обеспечить выполнение тех положений, которые содержит профильный закон.

Насколько емким может оказаться отечественный игровой рынок? Сколько участников объединит, сколько средств на нем может вращаться?

– Давайте по порядку. Что касается участников. На лицензии подавались 20-30 операторов и уже где-то половина их получила. Думаю, что остальные вскоре согласует все бюрократические вопросы и тоже сможет оперировать.

Это – первая волна. Называю ее волной начала. А волна развития может подняться только с приходом иностранных инвесторов и особенно – крупных западных брендов. Но это может произойти только при условии упорядоченного и урегулированного налогового вопросы игорного бизнеса. Лично общаюсь со многими западными инвесторами, они очень заинтересованы в легальном выходе на украинский рынок, однако их не устраивает «математика» процесса. Налоги такие бешеные при таких дорогих лицензий, что западный мир не готов их платить. Все зависит от того, насколько эффективно парламент проработает налоговый вопрос.

Объем средств. Публичная информация, которая может быть нижней чертой для понимания объема рынка – это данные Антимонопольного комитета от 2018, когда они отметили, что объем нелегального игорного бизнеса в Украине достигает 31 млрд. Грн. Это фактически равен 1 млрд. Евро. Вторую цифру в интервью «Левому берегу» озвучил Борис Баум (первый заместитель председателя Консультативно-экспертного совета Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей. – Ред.). Он сказал, что есть математические расчеты об объеме рынка по модели, которая будет в Украине, это где-то 560 млрд. Грн. Рассчитывали цифру, которую закладывать в бюджет. Однако произошла ошибка от Минфина: они заложили 7400000000. Грн. только как доходы от лицензий. А экономисты считали 7400000000. – доходы от лицензий плюс все налоги и другие расходы, которые несет игорный бизнес.

Думаю, что 31 млрд. Грн. – это очень зауженная цифра от Антимонопольного комитета, реалистичной цифра в 7400000000., Которая прописана в бюджете. Хотя, повторюсь, она предполагает не только платежи за лицензии.

Мне хотелось бы, чтобы Украина достигла уровня Италии. Там на этом рынке работает более 70 мировых брендов игорного бизнеса. По разным статистическим данным, в том числе службы Евростат, в Италии ежегодно собирают где-то 19 млрд. Евро (это где-то 21 млрд. Долл.) Только в виде налогов с игорного бизнеса. При этом стоимость лицензий очень мала: общая лицензия на ведение азартных игр стоит 262 тыс. Евро. Это не 10 млн. Долл. на открытие казино, как в Киеве.

Много средств готовы вкладывать в украинский игорный бизнес иностранные инвесторы?

– Это компании, которые претендуют на продажу контентов. С большой восьмерки мировых компаний 3 очень интересуются событиями на украинском рынке. Но многие мои коллеги работают и с другими компаниями, поэтому трудно называть конкретную цифру.

Учитывать надо и на операторов игорного оборудования и игровых автоматов. В частности есть определенная заинтересованность от турецкого бизнеса, успешно оперирует в Батуми и в Беларуси. Для них Украина является интересной территорией для внедрения туристического, гостиничного бизнеса, потому что туристический поток из Турции в нашу страну значительно больше.

Думаю, в среднем 10-15 крупных западных компаний демонстрируют значительный интерес к украинскому рынку, хотя имеют к нему и много вопросов.

Или нерезидент Украины, имеет иностранную лицензию на осуществление деятельности в сфере азартных игр, автоматически стать участником отечественной индустрии развлечений?

– Нет. В законе четко прописано, что оператором может быть только резидент Украины, получает лицензию на этот вид деятельности.

Как получить такую ​​лицензию иностранной компании?

– Две главные требования для иностранной компании: она должна открыть свое представительство в Украине, стать резидентом, и у нее не должно быть связей с государством-агрессором. Все остальное – в рамках процедуры, которую проходят все. Речь идет о подготовке лицензий по всем направлениям – онлайн-покер, наземное казино, онлайн-казино, игровые автоматы, бекингова деятельность. Здесь никаких проблем нету. Правительство Украины заинтересовано в большем их привлечении, однако есть определенные политические решения, которые еще должен принять парламент. Поэтому, знаете, здесь субъективных проблем никто создавать им не будет.

Такие же требования распространяются и на украинские компании?

– Да. Главное, что лицензию получает резидент Украины.

Законом предусмотрено создание Реестра организаторов азартных игр казино, Реестр организаторов букмекерской деятельности, Реестр организаторов игры в покер, Реестр лиц, которым ограничен доступ к игорным заведениям и / или участие в азартных играх. Какова потребность в этих реестрах?

– Они нужны для рынка и для регулятора. Например, реестр лудоманов. Он предоставляет базу, чтобы операторы ответственно выполняли обязательства перед государством по социальной защите – не допускать таких лиц в игры, не пользоваться их деньгами. Такой реестр позволяет государству контролировать эту сферу.

Реестр операторов игорного бизнеса позволяет государству не просто контролировать работу легальных участников рынка, но и выявлять нелегальных, передавать такую ​​информацию в правоохранительные органы. Легальные операторы тоже заинтересованы выявлять «теневиков» и нечестных организаторов азартных игр. Поэтому речь идет о механизме для углубленного сотрудничества между бизнесом, регулятором и правоохранителями.

Насколько отечественный игровой рынок с учетом специфики его деятельности будет зарегулированным? Не помешает ли это его работе?

– От многих специалистов, работающих с мировыми брендами, я слышу, что в мире игорный бизнес достаточно зарегулирован. Не говорю об оффшорных территории, но Германия, Италия, Великобритания, которые получают немало средств в бюджет от игорного бизнеса, при этом устанавливают жесткие условия. Все понимают, что такая сфера требует участия и национального банка, и государственного регулятора, а также требует решения очень многих технических вопросов, надо осуществлять контроль Интернет-сайтов и тому подобное. Поэтому для зарубежных компаний главная проблема с игорным бизнесом в Украине, о чем я слышу от них, – это налоги. А остальное они воспринимают с пониманием.