Перейти к содержимому

СЕРГЕЙ ЛОСЬ. 5 ВОПРОСОВ – 5 ОТВЕТОВ

Сергей Лось, главный инженер компании Galaxion (бывшая Odrex), в игорном бизнесе с 1999

Прошло ровно 12 лет с момента запрета игорного бизнеса в Украине (15 мая 2009 года). Как пережили этот период, чем занимались?

Хочу отметить, что наша компания никогда не работала в сером или другом нелегальном бизнесе. До запрета игорного бизнеса мы имели сестринскую компанию «Невада» – одна из крупнейших в Украине сетей игровых залов. Но только азартные игры попали под запрет в нашей стране, мы прекратили оперирования. Все игровые аппараты были свезены к большому ангару и находились там длительное время.
И у нас осталась производственная компания – мы разрабатывали и изготавливали игровое оборудование. Эта компания продолжила работу, хотя, конечно, не в прежних объемах. К закрытию игорного бизнеса мы ежемесячно делали по 700 игровых автоматов и до 50 пневматических рулеток, у нас работало более 350 человек. Штат пришлось сократить, потому что основным потребителем все-таки была Украина.
Поэтому мы переориентировались на зарубежные рынки. С 2008 г.. Начали сотрудничество с мощными партнерами в Грузии. Имели порядка 1000 игровых автоматов, 3 больших зала в Тбилиси и несколько залов в небольших городах, в частности в Кутаиси, Рустави. Поставляли очень много пневматических рулеток, а наша рулетка Mysterion была в то время рулеткой номер один в Грузии и стояла практически в каждом зале.
Мы развивали систему онлайн-мониторинга, постоянно совершенствовали взаимодействие с игроками, бонусные программы, кэшбек, джекпоты и тому подобное. Сегодня мы уверены в своей системе и говорим, что она одна из лучших. Мы также продавали много рулеток в Чехию, Албанию, Румынию, по всей Европе продавали. Еще 2006 заинтересовались рынком Испании. Но учитывая то, что в этой стране очень сложный сертификационный процесс и существенные требования к программному обеспечению, нормально работать там, поставлять нашу продукцию начали где-то в 2008-2009 гг. Были сертифицированы практически во всех кантонах за исключением двух-трех, которые совсем маленькие и работать в них не было смысла в плане прибыльности.
Пару лет назад наладили производство в Испании нашего нового продукта – Galaxion-рулетки, и к пандемии коронавируса успели изготовить около 10 таких. К сожалению, спустя все прекратилось. С 2010 г.. Начали осваивать Латинскую Америку. Открыли два офиса – в Перу и в Колумбии. Прошли сертификацию в Перу и Панаме, поэтому наши рулетки распространились и в других странах региона, в частности в Боливии, Гватемале.
Вознамерились даже попробовать силы в США. Но просчитали бюджет, оценили риски и поняли, что это нереально для нас рынок – это очень дорого и чужих туда не пускают. Делали проект в Великобритании, два года наши рулетки стояли в центре Лондона. Но развить проект не удалось из-за сложного английское законодательство. Мы работали в Ирландии, провели сертификацию в Беларуси, там до сих пор работают 15-20 наших рулеток, мы осуществляем их пост-гарантийное обслуживание. А еще наша компания построила в Одессе современный медицинский дом, мы начали изготавливать разнообразные медицинская мебель. Благодаря этому наше производство было обеспечено работой.

Как вы считаете, с принятием прошлогоднего закона о легализации игорного бизнеса в Украине ситуация пойдет к лучшему, довольны законом в целом?

Мы очень довольны тем, что есть закон. Когда некоторые его критикует, я предлагаю сравнить этот закон с зарубежными аналогами. Я проходил сертификацию во многих странах и владею ситуацией. Наряду с соответствующим испанским законом наш – просто «золотой». То же и рядом с британским. Наш закон взял систему мониторинга и налоговых сборов с белорусского, а лицензионную систему – с грузинской. Так, он пока несовершенен, к нему нужно вносить изменения, чтобы запустить нормальную работу бизнеса. Хотелось бы решительным действиям в этом плане.

Или следили за игорным бизнесом в других странах, как отрасли развивалась?

Честно говоря, мы до последнего не верили, что у нас будет такой закон. Я перечитывал профильные законы в каждой стране, где мы оперировали. Они разные, нету единого международного закона, который бы работал повсеместно. Есть какие-то общепринятые нормы, но даже в двух соседних странах они могут трактоваться по-разному. Поэтому зарубежный опыт можно заимствовать, если он будет приемлемым для украинских реалий.

Как Вы считаете – отрасли возрождается или заново рождается?

Сказал, что он перерождается. Потому что мы все понимаем, что в течение 12 лет запрета игорный бизнес все-таки существовал. Он ушел в серые схемы, в различные лотереи, которых было множество, но налоги не платил. Сегодня он переформовуеться, и из этого можно радоваться. Есть много компаний, которые готовы играть честно, для которых репутация важнее сомнительные доходы. И они теперь могут нормально работать. Страна получит надлежащие бюджетные поступления, а игроки – гарантированная защита. Если в Испании игрок чем-то недоволен, например, говорит, что автомат неверно посчитал выигрыш, он вполне защищен. И это проблемы казино – приходит проверка, которая проверяет автоматы, их программное обеспечение. Вот для этого нужна легализация.
Сейчас бурно развиваются онлайн-казино. Можно задать соответствующий поиск в Интернете и появляются ссылки на российские, мальтийские и другие сайты. Украинские игроки здесь не защищены. Деньги также идут зарубежным операторам, деньги уходят из страны. Это тоже проблема. Поэтому ситуацию действительно нужно менять.

Получили уже лицензию на продолжение деятельности?

В Налоговый кодекс до сих пор не внесены необходимые поправки, а работать по действующей налоговой базой нереально. Сейчас непонятными остаются правила сертификации игровых автоматов, мы не определились, будем работать в оперировании, потому что просто не можем посчитать бюджет. Поэтому, как и многие другие компании, находимся в состоянии ожидания. Бизнес не покупает лицензии, потому что не может понять, как честно работать. Только все это образуется, лицензии сразу начнут продаваться.
В то же время мы предлагаем на украинский рынок нашу онлайн-систему, считаем, что она хорошо здесь будет продаваться, поэтому нам нужна лицензия В2В. Такую лицензию мы точно будем покупать. Хотя и здесь возникают некоторые вопросы. Буквально недавно были приняты условия во В2В, и почему именно украинские поставщики услуг в сфере онлайн-бизнеса должны платить за такую ​​лицензию, а зарубежные – нет. Не понимаю логики, думаю, государство должно брать деньги с иностранных компаний за право работать и зарабатывать деньги на нашей территории. Мне объяснили, что есть требования закона. Но если это действительно так, эту позицию закона нужно обязательно корректировать.