Перейти к содержимому

УКРАИНСКИЙ ИГРАЛЬНЫЙ БИЗНЕС — ЭТО ГОЛУБОЙ ОКЕАН ДЛЯ ИНВЕСТОРОВ

Сегодня Украине не хватает прямых иностранных инвестиций. И это сдерживает ее экономический рост. Такое мнение во время интервью «Геймингу индустрия» высказал директор, соучредитель Бюро инвестиционных программ Александр БОНДАРЕНКО. И добавил, что одним из самых привлекательных секторов есть отечественный игорный бизнес.

Почему прямые иностранные инвестиции важны для экономики Украины?

— Для развития украинской экономики необходим ежегодный рост ВВП по меньшей мере на 5–6%. Этого сейчас нет. В прошлом «ководном» году мы имели минус 4%, в этом году прогнозируется 3,5% и это не хороший показатель. Потому что по окончании 2021 г. мы даже не достигнем уровня 2019 г. Для стремительного экономического роста нам не хватает прямых иностранных инвестиций в большом объеме.
Что значит большой размер? Напомню цифры: за 30 лет Независимости наша страна привлекла, по разным оценкам, 42–45 млрд. долларов прямых иностранных инвестиций. Это очень мало. Скажем, та же Польша за соответствующий период заработала (это правильное слово!) 200–220 млрд. долларов таких инвестиций. Это получается в пять раз больше, чем Украина. А если учесть, что у нашей соседки меньше населения, то на одного поляка приходится в 6,5–7 раз больше дополнительного капитала, зашедшего в национальную экономику, чем получено такого в Украине.
Есть и другой пример: город-страна Сингапур с населением около 6 млн. человек привлекла за 2020 г. 50 млрд. долларов в виде инвестиций. Это был сложный год пандемии COVID‑19, когда там многое на 3–4 месяца закрылось. То есть Сингапур обогнал нас в сотни раз в размере прямых иностранных инвестиций на душу населения.
Речь идет о дополнительном источнике финансирования государственных и частных проектов. Потому что инвестиции могут поддерживать государственный сектор, например, инфраструктуру — аэропорты, дороги, тоннели, хотя по статистике 70% идут в частные бизнесы, которые покупают заводы, модернизируют старые предприятия, строят солнечные или ветровые электростанции, биогазовые станции и т.д. Инвестиции нуждаются в любом секторе экономики.

Без дополнительных вливаний экономика расти не будет. Это научная теория и практика.
Какие перспективы инвестирования в украинскую игорную индустрию?

— Это интересный инвестиционный сектор, потому что более 10 лет он отсутствовал официально в экономике Украины. В свое время профессор Чан Ким написал книгу “Стратегия голубого океана”. Он говорил, что голубой океан это когда ты входишь или создаешь новую нишу, где нет конкуренции. Для любого инвестора крайне привлекательно зайти в такие условия.
В нашей стране игорный бизнес был легализован только в конце 2020 г. С тех пор сюда зашел только один иностранный инвестор — британский Сторм Интернешнл с сетью казино Шангри Ла, поэтому здесь есть простор для инноваций, привлечение новейших технологий.
Мы также имеем потенциальных клиентов этого вида бизнеса. По мировой статистике, в азартные игры обычно играют 5–10% населения любой страны. И в этом мы существенно не отличаемся от США, Нидерландов, Германии, Люксембурга или Швейцарии. Поэтому инвесторам должно быть интересно работать в Украине.
Еще один фактор нашей инвестиционной привлекательности – это первоначальные затраты на вход в эту индустрию. В сравнении с той же Германией или Швейцарией они ниже. Потому что оборудовать классическое заведение казино в 4- и 5-звездном отеле в Украине все же дешевле, чем в Европе, поэтому окупаемость инвестиций должна быть быстрее. Если в Европе казино окупается за 12–14 лет, в Америке — за 10–12, то в нашей стране это должно произойти в течение 6–8 лет.
Но. Мы имеем определенное «но»: несмотря на ту же емкость рынка потребителей услуг игорного бизнеса у 5–7% населения в Украине речь идет о значительно более низкой их покупательной способности. В той же Германии люди приходят в казино просто отдохнуть и готовы потратить на это определенное количество денег. Для украинских игроков нередко не хватает необходимых доходов, это объективная реальность.
Так что ниша для бизнеса есть. По нашим расчетам, в каждом украинском городе-миллионнике иностранные или украинские инвесторы могли бы открыть по 3–5 или даже 6 новых игорных заведений. В Киеве, конечно, больше рынок, поскольку больше населения и его покупательной способности. Здесь можно открывать 10–15 и даже 20 заведений казино с мультиигровыми зонами. В каждое казино нужно уже в начале инвестировать 3–5 млн. долларов. Поэтому потенциально в целом сюда может «подтянуться» до 100–150 млн. долларов только на строительство и оборудование этих игровых центров в течение года-двух. В городах-миллионниках совокупно тоже может быть до 20 заведений — современных и мощных, это тоже примерно 60–70 млн. долларов инвестиций. И это только обустройство — без лицензий, без разного рода налогов и т.п.

Какие секторы игровой индустрии могут больше всего заинтересовать иностранных инвесторов?

— Спрос на определенные виды игр меняется с течением времени. Когда-то был очень популярен Блэкджек, теперь в него меньше играют. К казино раньше относились как к чему-то непонятному, а теперь его сторонников или покерных знатоков все больше. Поэтому инвесторов, прежде всего, интересуют казино и игральные залы, а второй тренд — это онлайн-игры. Там разные целевые аудитории, разные расходы, потому что одна вещь — вложить 5–7 млн. долларов в казино в центре Киева, а другое дело — разработать онлайн-платформу, где суперсовременный комплекс стоит сотни тысяч долларов. Здесь и окупаемость инвестиций, и бизнес-модель, и источники доходов другие, потому что в онлайне зарабатывают больше на рекламе, чем на доходах от клиентов.
Но иностранных инвесторов интересует системный подход, когда можно зайти в один сегмент, например, обустроить казино, а затем в этом же здании сделать отдельный покерный клуб, а затем еще и игровые автоматы. То есть им интересно кросс-функциональное построение бизнеса, чтобы можно им было зарабатывать. Мне как специалисту инвестиционной отрасли было бы интересно, чтобы мы стали, скажем, центром игорного бизнеса в Восточной Европе и привлекали «игральных» туристов из Польши, Чехии, Беларуси, Прибалтики. Там тоже есть центры-казино, но давайте поставим амбициозную цель быть первыми, чтобы к нам приезжали и чтобы украинцы больше зарабатывали на этой индустрии.

Соответствует ли украинское законодательство в области игорного бизнеса стандартным требованиям иностранных инвесторов?

— Можно сказать, что на 70–80% наше законодательство пока ничем не отличается от того же азиатского, европейского или прибалтийского. Страна установила базовые правила игры.
Но из того, что я знаю, бизнесменов не устраивает налог на доход в упомянутом сегменте экономики. Сейчас этот бизнес облагается налогом дважды или даже трижды. Первый раз — заплаты достаточно большие средства за лицензию, но это еще более или менее окей. Второй — заплаты 10% от общего дохода, с выручки. А к тому же есть 18% из прибыли. Такой подход присущ только этой отрасли, он сдерживает потенциальных инвесторов.
И второй момент, который не привлекает инвесторов, это невозможность открыто рекламироваться, законодательство это запрещает.
Возможно, такие факторы не всегда являются определяющими, они присутствуют и в других странах. Но у многих из них игорный бизнес уже развит, а в Украине — только разворачивается. Поэтому на некоторые вопросы он реагирует болезненно.
Открывая игорный бизнес в нашей стране, инвестор должен оценить риски. Маржинальность бизнеса снижается за счет налогов. Другой риск — пока ограниченный спрос на услуги и т.д. Но можно заработать, потому что сейчас здесь голубой океан.
Сегодня еще трудно оценить бизнес-модель, которая сработает в гейминг-индустрии в Украине, потому что прошло мало времени ее деятельности. Думаю, первые выводы можно будет сделать летом 2022 г. И сказать: вот с такими налогами или с такими ограничениями эта бизнес-модель не срабатывает. Если мы хотим привлекать инвестиции в этот сектор, то давайте делать какие-то коррекции.

Если верно выстроить инвестиционную политику, точнее, политику привлечения иностранных инвесторов, то о каком годовом объеме инвестиционных средств мы можем говорить? Какая доля из этого приходится на игорную индустрию?

— Если исходить из уже упомянутых цифр о прямых иностранных инвестициях в 42–45 млрд. долларов за 30 лет, то в среднем на год Украина привлекала 1,5 млрд. долларов. Если речь шла не о кризисном году, то показатели могли быть больше — 2–3 млрд. долларов. В то же время, национальная экономика требует значительно больших вливаний. И если все правильно настроить, сделать стабильный законодательный и экономический климат для инвесторов, то мы сможем выйти на ежегодные 7–8 млрд долларов. Это более или менее оптимальный для нас размер, чтобы рядовые украинцы почувствовали его преимущества: будет открываться больше бизнесов, различных частных компаний, появится больше рабочих мест и увеличатся заработные платы.
Главное, чтобы это были реальные инвестиции иностранных компаний и инвестфондов, а не реинвестиции украинцев в украинские компании. Потому что сейчас около половины публикуемых Минэкономики цифр — это реинвестиции украинских компаний из своих оффшоров. А нам нужно 7–8 млрд. долларов реальных прямых иностранных инвестиций в год.
Относительно игровой индустрии. Если нужно построить заведения и закупить оборудование, которое в основном все иностранное, то это может быть где-то 400–500 млн. долларов ежегодно в первые 3–4 года, когда строится инфраструктура. Но могут быть гораздо большие инвестиции. Мой любимый пример: в Сингапуре есть комплексы казино с шопинг-моллами, гостиницами, ресторанами, барами. Один такой курортный центр может «весить» 500–600 млн. долларов. А в Сингапуре таких, пожалуй, 10–12. Если по Украине построить столько же заведений, то это — 5 млрд. долларов. Даже если их будут возводить в течение пяти лет, речь пойдет о ежегодном 1 млрд дополнительных инвестициях в курортно-развлекательную сферу экономики Украины. Это будут суперинвестиции. И в этих заведениях будут работать украинцы, наши клининговые компании, кейтеринговые, будет использоваться украинская продукция, в частности питание. Это очень выгодно.

Ваше экспертное мнение: какие практические шаги уже сейчас необходимо сделать Украине для привлечения прямых иностранных инвестиций?

— Это должна быть комплексная программа для всех органов исполнительной власти. Кабинет Министров должен не только ее разработать, но и постоянно контролировать ее выполнение, чтобы инвесторы приходили в Украину и вкладывали сюда свои деньги.
Самое важное — это предоставить экономическую безопасность инвестору, чтобы он чувствовал себя защищенным и знал, что тот курорт, который он построил за 500 млн. долларов, никто его не заберет. И что никакие изменения законодательства или изменения в лидерстве политических сил не повлияют на его бизнес-модель. Политическая и экономическая стабильность и безопасность — это нужно инвестору, остальное он сделает сам. Защита собственности в суде и в законодательном поле. То есть незаангажированность судебной системы. Бизнес во всем мире может сталкиваться с нечестной конкуренцией, и в Польше, и в штабах есть мошенники. Но если они посягают на твой бизнес, ты должен быть уверен, что правила защиты собственности действуют безоговорочно.

Как появление иностранных инвесторов в Украине скажется на работе отечественных операторов игровой индустрии? Способны ли они на уровне конкурировать с ними?

Давайте сделаем аналогии и посмотрим на рынок АЗС. В Украине работает иностранный оператор Shell – это королевская нидерландская топливная компания. У них больше денег, чем у отечественных операторов. Но разве они как-то существенно поломали наш рынок? Нет. Есть SOCAR, самая богатая азербайджанская компания, сейчас она международная, потому что работают в ЕС, Швейцарии и т.д. Разрушила ли она рынок отечественных операторов АЗС? Нет. Я многие украинские владельцы АЗС знаю, они конкурируют с SOCAR, с Shell, с другими международными операторами, это нормально. Они чувствуют себя комфортно и говорят мне в частных беседах, что было бы не так интересно работать только с украинскими. И рисков было больше, если бы здесь не было международных игроков.
Если мы полностью закрываемся от международных конкурентов, это плохо, потому что есть риски внутреннего нерыночного поведения украинских операторов АЗС или казино — не важно, какой сектор мы смотрим. Потому что украинцам легче будет договориться об определенном виде лоббизма или нерыночного регулирования. А когда есть международные игроки, все рынок более транспарентный.

Поспособствуют ли правки, недавно внесенные в профильный закон, более активное привлечение прямых иностранных инвестиций, или это нужно рассматривать более масштабно, в контексте общегосударственной инвестиционной политики?

— Я считаю, что больше нужно смотреть на общую экономическую политику и правила игры для всех инвесторов Украины. Сейчас в закон внесли правки, думаю, что через год еще какие-то правки сделают, а потом еще новые. Это нормально. Законодательство не должно быть железным, если речь идет об инновационной индустрии и об изменениях, улучшающих условия регулирования. Регулирование как сервисная составляющая государства должно постоянно совершенствоваться, упрощаться, включать меньшее количество административных правил и т.п.
И важно, чтобы инвесторы почувствовали, что наше законодательство развивается для того, чтобы им было комфортнее работать в Украине. Тогда они непременно отметят: все хорошо, здесь нас действительно ждут.